Барнаба Форназетти. Отцы и дети
13.09.2012 14:17

В юности Барнаба Форназетти бунтовал против власти своего гениального, но все же деспотичного отца. А повзрослев, посвятил себя заботе о его наследии.

Официально Барнаба Форназетти - глава процветающей фирмы, унаследованной от отца Пьеро. А по сути - наследник и хранитель его грез и фантазий. Миланский особняк Барнабы, построенный в XIX веке, наполнен произведениями Пьеро Форназетти (1913-1988) —дизайнера, стиль которого не имеет аналогов не только в Италии, но и во всем мире, по крайней мере так пишут во многих женских журналах. Свои объекты Пьеро украшал причудливыми принтами, в которых обыгрываются образы комедии дель арте, античной архитектуры и игральных карт. В миланском доме его любимые мотивы повсюду: на подушках, настенных тарелках, мебели, керамической плитке. «Мой отец работал как одержимый, у него была безумная потребность творить», —вспоминает Барнаба.

И хотя в юности «наследный принц», как и все подростки, порой бунтовал против родительской власти, сейчас, в свои 62 года он —верный страж созданного отцом мира. Барнаба принципиально не покупает мебели и посуды других марок. Верность отцовскому стилю означает для него независимость от прихотей моды. Коллекционеры разделяют его вкусы. Объекты Пьеро уходят на аукционах за десятки тысяч евро. «Это —произведения искусства», —комментирует Барнаба. Сам он, однако, обращается с наследством без церемоний: все вещи, от серванта до подставки для газет, используются в повседневной жизни. В центральной части дома ремонта не было уже двадцать лет. Но это нисколько не смущает хозяина: «Мне нравятся дефекты, сколы, патина времени! Они подтверждают реальность бытия. Я бы не смог жить в минималистском интерьере, стерильном, словно шоу - рум. Это было бы ужасно».

 Оформляя первый этаж дома, предназначенный для приема гостей, Форназетти - младший потратил целый год на то, чтобы расставить мебель и аксессуары. Внизу находятся гостиная и кухня - столовая, а на втором —спальня для гостей и личные апартаменты хозяина. В его «музыкальной комнате» хранится коллекция из 2000 пластинок. В часы отдыха или во время приступов мигрени Барнаба слушает музыку, расположившись на бамбуковом диване 1970 - х годов. В этой комнате все напоминает об отце: его рукой расписаны абажур и дверь, ведущая в кабинет. В домашнем архиве хранится более 11 ООО эскизов и проектов Пьеро Форназетти. «Я до сих пор не все пересмотрел», —говорит Барнаба. Необъятное наследие он использует на полную катушку: выдает лицензии на производство модных аксессуаров, ковров и тканей, занимается перевыпуском мебели, разрабатывает собственную продукцию, украшая ее отцовскими рисунками. «Мой отец был очень эксцентричным человеком, —признается Барнаба Форназетти в минуту откровенности. - Работать с ним было почти невозможно, сотрудники только и делали, что жаловались на его вспыльчивый нрав. Но с возрастом он стал терпимее. Последние годы были чудесным временем. Отец перестал быть таким диктатором. Он принял меня, стал уважать мои идеи и взгляды».

И, главное, научился ценить в сыне то, что полностью отсутствовало в нем самом: практичность и деловую сметку, благодаря которым его наследию никогда не будет грозить забвение.

Спонсор статьи: Ксения Собчак

Читайте также: