Династия фонда.
19.02.2012 14:15

Первые династии создавали короли. Во-первых, надо было детишек как-то в жизни пристраивать. Во-вторых, уже в древние века выяснилась интересная закономерность. У больших людей, оказывается, самые одаренные потомки.

 И чем выше должность занимал глава фамилии, тем более талантливыми были отпрыски. Вы слышали, чтобы принц пошел в сантехники? Только в сказках Андерсена, да и то – в свинопасы, а это также грязно, но не в пример сытнее. Примеру венценосных особ стали следовать особы просто начальственные. Постепенно выяснилось, что и у секретарей (простых, первых, генеральных) сыновья и дочери тоже очень особенные. При этом детям первых провидение отпустило больше, чем потомкам просто секретарей, а уж наследники генеральных настолько гениальны, что. Вот ведь какие штуки выкидывает мать-природа. Но мы сегодня будем говорить не о династиях чиновников. Героями беседы станут люди, которые раз за разом выставляют себя на обозрение и чей талант или бездарность удостоверяются миллионами людей в кинозалах. Итак, семейство Фонда. Папа-патриарх Фонды сбежали из родной Италии в Голландию. Но там им показалось холодновато, и в 18 веке они перебрались в Новый свет.

К появлению на свет Генри, т.е. к 1905 году, семейство уже «поднялось» – владело небольшой типографией. Новый Фонда был спортсменом, зарабатывал на жизнь тем, что обучал состоятельных людей гимнастике. Денег еле-еле хватало на оплату университета (не какого-нибудь престижного, среднего, в штате Миннесота). Юноша мечтал стать журналистом, а лучше – писателем. Но времена были для литературы не лучшими. Правительство озаботилось здоровьем нации и объявило «сухой закон». В результате пить меньше не стали – получить чашечку виски можно было в любой забегаловке, попроси только «айриш кофе». Зато появилась организованная преступность – мафия, и резко возросла коррупция в правоохранительных органах. Словом, хотели как лучше, а получилось, как у нас.

Для «инженера человеческих душ» эта ситуация была крайне неблагоприятной. Пришлось искать дополнительные заработки, или, по-нашему, халтуры. Красивый, здоровенный «латинлавер» подался в актеры. Молодой спортивный парень нравился зрителям и особенно зрительницам, а успех артистов и политиков создают женщины. Генри все равно рвался к типографским станкам. Мельпомену своей музой не считал. Пока не съездил в Нью-Йорк и не увидел настоящий театр. Потрясенный юноша забыл о перьях и бумаге. Он решил стать актером. В приличную труппу его взяли только в Массачусетсе и сразу предупредили: искусство требует жертв. В частности, зарплату платить не будут, ломай своего Шекспира за жилье и жратву. Фонда научился жить на несколько центов в неделю.

Он перещеголял даже христианских подвижников, те питались водой и акридами. Кто такие акриды, лицедей не знал, поэтому по несколько дней жил на одной воде. «Оно б и бедность не беда, не будь любви на свете». Генри познакомился с девушкой из кордебалета Пэгги Салливан. А эта шоугерл мечтала иметь к 35 годам миллион долларов, славу и пятерых детей. У самого не было ни первого, ни второго. Насчет третьего на водной диете и с третьим, надо думать, могли возникнуть проблемы. В общем, первая любовь съездила в Москву, рассказала другу о Станиславском и его системе и сообразила, что на ее симпатичную мордашку клюют более серьезные люди, чем долговязый бывший атлет, а ныне аскет.

С одним из солидных «папиков» она и отправилась покорять Голливуд. Пэгги просчиталась. «Папики» меньше всего заботились о карьере своей «мордашки». А вот Генри… В 1934 году фактурного парня заметили кинематографисты. В картине «Фермер выбирает жену» Фонда сыграл простого парня из глубинки. Примерно таким, обстоятельным, абсолютно порядочным и положительным, «среднего американца» и хотели видеть. Генри сразу попал на кино конвейер. Он изображал положительных ковбоев в вестернах, надежных простаков в мелодрамах, бескорыстных искателей счастья в приключенческих лентах. Зарабатывал десятки тысяч долларов.

Автор статьи:

Бовин Артем

Источник - интернет журнал http://tainamira.net/

 

Читайте также: